Благодарим Александра Куприяновича Секацкого за лекцию «Философия и искусство в Антарктиде»!
Экспедиция «арт-пролетариата» в Антарктиду глазами философа:
• Идея великой пустоты и незагроможденности прошлого. Земля, избежавшая наших ошибок. Континент без исторической обусловленности. В Антарктиде становится понятно, как захламлён наш мир рутинными мотивами, теснотой желаний (все хотят одного и того же).
• Там становится возможным экзистенциальное обнуление, обнуление истории, полное обновление. В условиях пустоты и свободы человек получает заряд экзистенциального бесстрашия, свойственный юности. Проявляет мобильность и способность к инобытию, уходит от «мотива домашних тапочек».


• Все мы заботимся о загрузке памяти, как бы чего не забыть. Но забвение – великая форма. Забвение – способность избавиться от балласта, лёгкость на подъём.
• Узнавание и отзнавание. Отзнавание не менее важно.
• Матрица трансперсональной памяти: пустота пространства позволяет тебе стать транслятором, передатчиком. Всплывают вневременные идеи и ассоциации.
• Пространство структурирует речь. Древняя, доавторская поэзия (веды, мантры, заклинания) требовала дословного воспроизведения, так как считалось, что определенный порядок слов имеет определенное воздействие на мир («поэзия вещего слова») и малейшее отклонение может привести к неизвестным последствиям. При этом запоминанию помогало окружающее пространство – задавало структуру и подсказывало содержание.
• Наша поэзия, в отличие от доавторской (мантр и проч.), безответственна. Что бы ты ни сказал, в каком бы порядке ни сказал, ничего в мире не изменится.
• Как в экспедиции уживались художники-акционисты (люди, не склонные к солидарности и объединению с другими): общий проект + определенный порог трудности + нет стороннего зрителя, за которого можно бороться («пингвины ко всем одинаково дружелюбны»). Антарктида показывает возможность создания «республики художников и творцов».
• Про полярников, которые мечтают о Большой Земле, но опять и по многу раз возвращаются на полугодовые вахты: «кусочек Антарктиды, как льдинка в сердце Кая, в них уже проник».
• Аргентинцы у себя на станции специально тренировались перетягивать канат, приехали в гости к русским на снегоходе, чтобы посоревноваться – и проиграли)
• Про полярные станции и представленность стран: сейчас на первом месте чилийцы (в силу географической близости), на втором – китайцы. Англичане и американцы сокращают количество своих баз. Чилийцы хотят раздела Антарктиды и сейчас отправляют туда беременных женщин, чтобы в паспорте у новорожденных стояло «рождён в Антарктиде».
• «Присутствие дельфинов и котиков облагораживает души».
• Пингвины доброжелательны и любопытны. С интересом разглядывали устроенную для них фотовыставку. В рамках экспедиции Александр Куприянович прочитал для пингвинов лекцию о созерцании, краткое содержание которой вы можете узнать из видео в инстаграме: https://www.instagram.com/p/Bekl_j-AH8E/